Правила жизни шахматистов
Александр Алехин
«Энциклопедии скромно умалчивают о лошадиных дозах спиртного, которыми я себя баловал, будучи чемпионом».
Я играл в шахматы при оккупантах только потому, что это было нашим с женой единственным средством пропитания. Мы были под непрестанной угрозой концентрационного лагеря.

Всю мою жизнь — особенно после того, как я завоевал мировое первенство по шахматам, — люди приписывают мне совершенно абсурдные политические взгляды!

Я не думал о шахматах как о карьере. Я пытался снискать славу в качестве дипломата, хотя жизнь позже подсказала мне, что в дипломатии и политике я разбирался из ряда вон плохо!

Во время первой игры с Ласкером, я постоянно теребил волосы и вскакивал после каждого сделанного мной хода. Ласкер все это время невозмутимо попыхивал сигарой.

Я стал жертвой мировой истории в 21 год. Поехал на турнир в Мангейм, а угодил в тюрьму.

Во время войны, мне приходилось зарабатывать сеансами одновременной игры, часто вслепую. Одна дама тогда сказала про меня: «Это сплошное надувательство! Он посмотрел на меня в упор, улыбнулся и сказал какой-то пошлый комплимент… Зачем же говорят, что он слепой?»

Лишь та память хороша, которая умеет освобождаться от хлама. Моей это не удается.

После революции я превратился в обыкновенного советского служащего. О былом дворянском положении и комфорте не вспоминал.

По-настоящему я любил только кота. Ни одна женщина не могла похвастаться тем, что пробудила во мне нечто подобное.

Я в совершенстве подготовился к борьбе. Но я не представляю, как смогу выиграть целых шесть партий. Правда, еще менее я могу себе представить, как Капабланка выиграет у меня шесть партий.

Выигрыш у Капабланки доставил мне двойную радость. Ведь шахматный мир избавился от массового гипноза, в котором держал его человек, проповедовавший никчемность и скорую гибель самого шахматного искусства! Так пусть же миф о непобедимости большевиков рассеется так же, как миф о непобедимости Капабланки!

Моя фамилия Алехин. Именно Алехин, а не Алёхин. Мой отец потомственный дворянин.

Посредством шахмат я воспитал свой характер. Шахматы, прежде всего, учат быть объективным. В шахматах можно сделаться большим мастером, лишь осознав свои ошибки и недостатки. Совершенно так же, как и в жизни.

Я считаю шахматы искусством и беру на себя все обязанности, которые они налагают на своих приверженцев. И каждый выдающийся, одаренный шахматист не только имеет право, но даже обязан считать себя артистом.


Текст: Софья Кокарева
Made on
Tilda